Воскресенье, 20.01.2019, 03:23Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Главная » 2013 » Июль » 27 » ...Мертвая Анархистка... ( Падший Ангел )
21:04
 

...Мертвая Анархистка... ( Падший Ангел )

...Мертвая Анархистка... ( Падший Ангел ) Дедал и Икар

В те далёкие времена, когда у людей ещё не было ни инструментов, ни машин, жил в Афинах великий художник Дедал. Он первый научил греков строить прекрасные здания. До него художники не умели изображать людей в движении и делали статуи, похожие на запелёнатых кукол с закрытыми глазами. Дедал же стал высекать из мрамора великолепные статуи, изображающие людей в движении.
Показать полностью..

Для своей работы Дедал сам придумал и сделал инструменты и научил людей пользоваться ими. Он научил строителей зданий, как проверять - камнем на нитке, - правильно ли кладут они стены.

У Дедала был племянник. Он помогал художнику в мастерской и учился у него искусствам. Рассматривая однажды плавники рыбы, он догадался сделать пилу; придумал циркуль, чтобы чертить правильный круг; вырезал из дерева круг, заставил его вращаться и стал лепить на нём глиняную посуду - горшки, кувшины и круглые чаши.

Однажды Дедал с юношей взошли на вершину Акрополя, чтобы с высоты посмотреть на красоту города. Задумавшись, юноша ступил на самый край обрыва, не удержался, упал с горы и разбился.

Афиняне обвинили Дедала в гибели мальчика. Дедалу пришлось бежать из Афин. На корабле он добрался до острова Крита и явился к критскому царю Миносу.

Минос был рад, что судьба привела к нему знаменитого афинского строителя и художника. Царь дал пристанище Дедалу и заставил его работать на себя. Дедал выстроил ему Лабиринт, где было столько комнат и так запутаны ходы, что всякий, кто входил туда, уже не мог сам найти выход.

До сих пор на острове Крите показывают остатки этого великолепного сооружения.

Долго жил Дедал у царя Миноса пленником на чужом острове среди моря. Часто сидел он на морском берегу, глядя в сторону родного края, вспоминал свой прекрасный город и тосковал. Уже много лет прошло, и, наверное, уже никто не помнил, в чём его обвиняли. Но Дедал знал, что Минос никогда не отпустит его и ни один корабль, отплывающий от Крита, не посмеет взять его с собой, опасаясь преследования. И всё-таки Дедал постоянно думал о возвращении.

Однажды, сидя у моря, он поднял глаза в широкое небо и подумал: «Нет для меня пути по морю, но вот небо открыто для меня. Кто может мне помешать на воздушной дороге? Птицы рассекают крыльями воздух и летят куда хотят. Разве человек хуже птицы?»

И ему захотелось сделать себе крылья, чтобы улететь из плена. Он стал собирать перья больших птиц, искусно связывал их льняными крепкими нитками и скреплял воском. Скоро он сделал четыре крыла - два для себя и два для своего сына Икара, который жил вместе с ним на Крите. Перевязью крест-накрест прикреплялись крылья к груди и к рукам.

И вот наступил день, когда Дедал попробовал свои крылья, надел и, плавно махая руками, поднялся над землёй. Крылья держали его в воздухе, и он направлял свой полёт в ту сторону, куда хотел.

Спустившись вниз, он надел крылья сыну и учил его летать.

- Спокойно и ровно взмахивай руками, не спускайся слишком низко к волнам, чтобы не смочить крылья, и не поднимайся высоко, чтобы лучи солнца не опалили тебя. Лети за мной следом. - Так говорил он Икару.

И вот рано утром они улетели с острова Крита.

Только рыбаки в море да пастухи на лугу видели, как они улетали, но и те подумали, что это крылатые боги пролетают над землёй. И вот уже далеко остался позади скалистый остров, и широко раскинулось под ними море.

День разгорался, солнце поднялось высоко, и лучи его жгли всё сильнее.

Осторожно летел Дедал, держась ближе к поверхности моря и боязливо оглядывался на сына.

А Икару по душе был вольный полёт. Всё быстрее рассекал он крыльями воздух, и ему захотелось подняться высоко-высоко, выше ласточек, выше самого жаворонка, который поёт, глядя прямо в лицо солнцу. И в ту минуту, когда отец не глядел на него, Икар поднялся высоко вверх, к самому солнцу.

Под жаркими лучами растаял воск, скреплявший крылья, перья распались и разлетелись вокруг. Напрасно взмахивал Икар руками, - уже ничто больше не удерживало его в высоте. Он стремительно падал, упал и исчез в глубине моря.

Оглянулся Дедал - и не увидел в синеве неба летящего сына. Он глянул на море - лишь белые перья плыли на волнах.

В отчаянии опустился Дедал на первый встретившийся ему остров, сломал свои крылья и проклял своё искусство, погубившее его сына.

Но люди запомнили этот первый полёт, и с тех пор в их душах жила мечта о покорении воздуха, о просторных небесных дорогах.

7

3

...Мертвая Анархистка... ( Падший Ангел ) Танец Саломеи

В 4 году до н.э. Ирод Антипа - сын правителя иудейским престолом Ирода, получил в управление, по завещанию своего отца, северную область Палестины - провинции Галилею и Переи. Он успешно правил своими владениями, путешествовал, много занимался строительством, основал город, названный Ливиадой в честь римской императрицы - супруги Августа.
Показать полностью.. Желая обезопасить свои южные рубежи, дальновидный тетрарх взял в жены дочь аравийского царя Ареты. Приблизительно в 28 году н.э. Ирод Антипа прибыл в Рим с очередным прошением к Сенату и, между делом, решил навестить своего брата Ирода Филиппа. Ирод Филипп, обвиненный в свое время в заговоре против своего грозного отца, был лишен доли отцовского наследства и, опасаясь оставаться в раздираемой интригами и кровавой междоусобицей Палестине, поселился в Риме. Он проживал там с юной супругой Иродиадой, которая доводилась ему племянницей, и дочерью Саломеей, родившейся приблизительно в 14 году н.э.

Если судьба Ирода Антипы до визита в Рим складывалась достаточно благополучно, то после визита в его жизни начинается бесконечная череда неудач, чему виной во многом оказалась Иродиада. Страсть к этой молодой яркой женщине овладела Антипой внезапно, подобно удару молнии, и он предложил брату отдать ему супругу, посулив очень щедрые отступные.

Иродиада с дочерью покидают Рим, чтобы обосноваться в роскошном дворце на берегу Генисаретского озера, а оскорбленная и отставленная мужем аравитянка возвращается к отцу, который немедленно двинул войска против вероломного зятя. Лишь своевременное вмешательство римлян спасло владения сластолюбивого правителя Галилеи.

Властная и коварная Иродиада после долгих лет унизительной бедности, неустроенности и забвения в Риме вовсю наслаждалась положением царственной супруги, устраивала бесконечные пиры во дворце и,вместе с юной, налитой соками, миловидной Саломеей, выезжала на прогулки по живописным берегам озера или к целебным источникам Капиррои. Любящий муж постоянно потакал всем ее капризам. И вдруг в ее безмятежную, наполненную удовольствиями и развлечениями жизнь, ворвался некий пророк, почитаемый в народе проповедником Иоанном Крестителем.

Иоанн Креститель - единственный сын священника Захарии, который без устали проповедовал о скором наступлении Царства Небесного и о пришествии долгожданного Мессии. Он первый в ряду нового поколения пророков вдохновенно призывал к вечным идеалам и совершенству, и многочисленные толпы людей со всех областей Палестины собирались на реке Иавок, чтобы его послушать. В нем они видели знакомый по книгам Священного Писания образ древнего пророка, и все стремились принять из рук Иоанна обряд "крещения" - обливания либо погружения в воду. Обряд "крещения" - старинный ритуал ессеев (в начале II века до н.э. небольшие колонии поселенцев в пустынных районах Палестины, воспитанных на еврейской религиозной почве, но очень далеко отошедших от традиционного иудаизма), еще в Древнем Египте являлся неким магическим способом единения с Богом.

В это самое время пересеклись пути могущественного тетрарха с горячо любимым и почитаемым в народе проповедником. Проповеди Иоанна привлекли особое внимание и философствующего Антипу. Переодевшись простолюдином, Антипа часто приходил к реке и, слившись с толпой, слушал завораживающие и ужасающие пророчества, мессианские чаяния. Но в последнее время пророк яростно и бескомпромиссно стал обвинять царственную чету Галилеи в преступном кровосмесительном беззаконии: тетрарх нарушил древнее установление, согласно которому вступать в брак можно было только с вдовой умершего брата, естественно, будучи при этом неженатым самому. В грозных обличениях Иоанна особенно доставалось Иродиаде, на которую пророк нападал неистово и беспощадно. Эти гневные нападки сразу возымели живой, сочувственный отклик у бесчисленной толпы его почитателей. Ярость Иродиады была беспредельной! Она, внучка великого тирана Ирода (своими деяниями, и даже обликом этот яркий исторический персонаж напоминал печально знаменитого русского царя Ивана Грозного), происходившая из царского рода Хасмонеев, должна терпеть подобные оскорбления! Антипа не мог противостоять настоятельным требованиям любимой супруги и приказал арестовать Крестителя, заключив его в крепость Махерон. Однако Иоанну в узнице жилось относительно свободно: он мог регулярно обмениваться посланиями со своими учениками, в которых продолжал гневно обвинять Иродиаду и ее супруга. Оскорбленная Иродиада категорически потребовала у мужа немедленной казни неподкупного пророка, но, пожалуй впервые, столкнулась с его мягким, но решительным сопротивлением. Позиция тетрарха заключалась не только в страхе вызвать широкое народное возмущение, но и другими причинами. Долгое время Иродиада не догадывалась, что супруг часто посещает неистового узника и ведет с ним долгие беседы, касающиеся самого широкого круга проблем, но потом ей, видимо, донесли об этом странном и оскорбительном поведении человека, обязанного употребить власть. Необходимо было действовать немедленно!

Наилучшим поводом для осуществления ее планов стала приближающаяся дата дня рождения слабовольного правителя Галилеи. Основную роль в ее коварных расчетах должна была сыграть находившаяся в самом расцвете юной красоты и привлекательности любимая дочь Саломея. Ирод в честь своего дня рождения устроил пир. Собралось много почетных гостей от военачальников до старейшин Галилеи. Саломея исполнила перед ними зажигательный сирийский танец. Гости, как околдованные, смотрели на нее - так прекрасна она была, так легки и изящны были ее движения. Они просили ее станцевать еще и еще. А когда Саломея закончила, пьяный Антипа воскликнул: «Проси у меня что хочешь!! Клянусь - все, что ты захочешь, будет твоим, хоть половина царства!!!» Он призвал в свидетели присутствующих, что клятвенно выполнит любое пожелание царевны. Саломея решила посоветоваться с матерью. Мать, ненавидя пророка за его нападки, подсказала : "Голову…..Требуй голову Иоанна! И чтоб принесли ее немедленно!» Саломея, вернувшись в зал, произнесла: «Я прошу голову…..голову самого Иоанна Крестителя».

И смолкли гости. Совсем недавно они восхищались танцем Саломеи. А теперь онемели от ужаса. Многие из них были людьми бесчестными. Немало дурных дел совершили они в жизни. Да и самого Иоанна многие недолюбливали. Но убить пророка! На это из них не решился бы никто...

Лицо Антипы помрачнело. Пророк всегда внушал ему уважение. Однако Ирод, желая сдержать слово, данное при знатных гостях, приказал выполнить просьбу юной девушки. И вот показались слуги с большим блестящим блюдом. Недавно на тех блюдах те же слуги приносили гостям угощение. Теперь на одном из них лежала отсеченная голова Иоанна. Саломея отнесла страшный дар матери.

4

2

...Мертвая Анархистка... ( Падший Ангел ) Мифы Древней Греции

Орфей и Эвридика

Поскольку Аполлон часто встречался с музами, нет ничего удивительного в том, что красота музый Каллиопы вскружила ему голову. Каллиопа, в свою очередь, страстно любила его и даже писала в его честь стихи. Она с радостью согласилась стать женой Аполлона и родила ему сына Орфея, который унаследовал музыкальный и поэтический талант родителей.
Показать полностью..
Его талант рос и с годами стал таким огромным, что слава о юноше разлетелась по всему свету. Влюбившись в Эвридику, он пустил в ход все свое искусство и завоевал ее прекрасным голосом, нежными взглядами и страстной музыкой. Эвридика была тронута до глубины души игрой Орфея и выразила свою любовь, согласившись стать его женой.
Вскоре после свадьбы, гуляя в одиночестве по полям, Эвридика встретила юношу по имени Аристей, чья напористость так испугала ее, что она бросилась бежать со всех ног и нечаянно наступила на ядовитую змею, лежавшую в густой траве. Змея развернулась и укусила ее за пятку. Эвридика страдала недолго — вскоре она умерла. И ее душа спустилась в мрачное царство Плутона, оставив Орфея безутешным.
Веселые свадебные песни сменились грустными, разрывающими сердце похоронными мелодиями, но и очарование музыки не смогло вернуть Орфею желание жить, и он отправился на Олимп, где так жалобно умолял Юпитера вернуть ему жену, что сердце царя античных богов наполнилось состраданием. Он разрешил Орфею спуститься в загробный мир, но предупредил, что вся эта затея крайне опасна.
Но Орфей, ничего не боясь, поспешил к входу в Гадес и увидел злобного трехголового пса по имени Цербер, который охранял ворота. Пес следил, чтобы ни один живой человек не вошел в них и ни одна душа не вышла из царства мертвых. Как только чудовище увидело Орфея, оно зарычало и свирепо залаяло, стараясь прогнать его. Но Орфей остановился и заиграл такую сладостную мелодию, что Цербер успокоился и позволил певцу спуститься в темное царство Плутона.
Волшебные звуки музыки проникли в самые отдаленные уголки Тартара, где тени осужденных на вечные муки на мгновение прервали свой адский труд и перестали вздыхать и стенать, чтобы послушать их. Даже Тантал перестал тянуться к вечно удаляющейся от него воде, а колесо Иксиона на мгновение перестало крутиться.
Ни один живой человек не проникал еще сюда, и Орфей долго бродил по Гадесу, пока не добрался до трона Плутона, владыки этого мира, на котором суровый царь сидел в полном молчании. Рядом с ним сидела Прозерпина, его жена, а у их ног примостились неумолимые богини Судьбы.
Орфей приветствовал царственную чету и до слез растрогал ее своим рассказом. Плутон и Прозерпина великодушно согласились вернуть Эвридику к жизни и вверить ее заботам любящего мужа.
Но, перед тем как отпустить Орфея, они поставили перед ним одно условие — по пути на землю он ни в коем случае не должен оборачиваться назад, чтобы увидеть лицо супруги.
Орфей с радостью согласился выполнить это условие и двинулся к выходу из Гадеса. Он шел, глядя прямо перед собой, но ему не давал покоя мысль — вдруг Эвридика неузнаваемо изменилась во время пребывания в царстве мрака. Позабыв об условии Плутона и желая поскорее насладиться чертами любимого лица, Орфей оглянулся, не успев еще выйти на поверхность земли, и тень его жены, которую он уже почти вытащил из царства мертвых, тут же исчезла во мраке.
Все было кончено. Попытка Орфея вернуть жену провалилась. Надежды не осталось. В отчаянии одинокий музыкант удалился в лес и стал играть там похоронные мелодии.
Но в лесу было слышно только завывание ветра, шелест листьев и шаги диких животных, которые приходили, чтобы успокоить его. Орфей бесцельно бродил по лесу, и ничто не могло прогнать его тоску. Временами его воспаленному воображению чудилось, что он видит вдали Эвридику с тем же самым скорбным выражением на лице, которое он заметил, когда она неохотно улетала назад, в темное подземелье Гадеса.
Наконец наступил день, когда вакханки увели Орфея с собой в лес и попросили сыграть что-нибудь веселое, намереваясь потанцевать. Но бедный Орфей, охваченный горем, не смог выполнить их просьбу, и грустные мелодии, которые он извлекал из своей лиры, так рассердили вакханок, что они разорвали его на части и бросили их в реку Гебр.
Но и тогда, когда голова поэта и музыканта плыла по реке, его бледные губы шептали: «Эвридика!» — ибо даже после смерти он не мог забыть свою жену. И пока его душа плыла, чтобы соединиться с ней, он непрерывно повторял ее имя, пока ручьи, деревья и ключи не подхватили это слова и не стали тоже повторять его.
Ничего не осталось от сладкоголосого певца, кроме его лиры, которую боги поместили на небе в виде созвездия, назван его в честь Орфея созвездием Лиры.

4

2

...Мертвая Анархистка... ( Падший Ангел ) Я расскажу легенду прошлых дней
(Пусть каждый понимает так, как сможет)
О сером степном волке и о ней,
О той, что всех была ему дороже.

Показать полностью..
История красива, но грустна,
Не ждите здесь счастливого финала,
Не ждите здесь борьбы добра и зла,
Добро бороться и проигрывать устало.

I
В краях далеких, где резвится ветер,
Где воздух пахнет вольною судьбой,
Давным–давно жил там один на свете
Красавец одиночка волк степной.

Он жил один, вдали от целой стаи,
И не нуждался более ни в ком.
Его за это даже презирали,
Везде считая зверя чужаком.

А он гордился тем, что был свободен
От чувств и предрассудков, от других
Волков, что были по своей природе
По рабски слепы в помыслах своих.

Тяжелый взгляд наполнен благородством,
Чужих законов волк не признавал,
Жил по своим. Так гордо и с достоинством
Смотрел врагам в глаза и побеждал.

Волк становился все сильнее с каждым годом
И одиночества свою печать хранил.
Была терниста и трудна его дорога,
Но милости к себе зверь не просил.

И этой доли был он сам избранник,
Он выбрал путь, и сам хотел так жить.
Среди чужих – не свой, среди своих – изгнанник,
Готов был жизнью за свободу заплатить.

II
Зверь вышел как-то утром на охоту
И вкус кровавой жертвы предвкушал,
Ведь хищника жестокую породу
Бог для убийства слабых создавал.

Пронзительным и острым волчьим глазом
Охотник вдруг оленя увидал.
Расправив грудь и выгнув спину разом,
К еще живой добыче побежал.

Но не успел достигнуть своей цели,
Последний вздох олень издал в чужих клыках.
Своим глазам сначала сам он не поверил:
Волчица серая стояла в ста шагах.

Она была как кошка грациозна,
И вместе с тем по-женски не спеша
Трофеем наслаждалась хладнокровно
Безжалостная хищная душа.

Один лишь взгляд, да и того довольно,
Не понял сам, как навсегда пропал.
Забилось сердце зверя неспокойно.
Забыв про все, он за волчицей наблюдал.

Она была пленительно красива,
Свободная охотница степей.
Держала голову свою так горделиво.
С тех пор все мысли были лишь о ней.

III
Матерый злился на себя, не понимая,
Что так влечет его? Он потерял покой.
И чем взяла его волчица молодая?
Боролся с чувствами, боролся сам с собой.

Он не любил и никогда не думал,
Что существует нечто больше, чем инстинкт.
Потерянный ходил он в своих думах,
Пытаясь ту охоту позабыть.

Но как волк не старался – все едино,
Обречены попытки были на провал.
Забыть не смог. И так неумолимо
Сердечный ритм все мысли заглушал.

Однажды он сказал себе: «Ты воин!
Чего хотел, всегда имел сполна.
Так и сейчас возьми, чего достоин,
Какая б не была за то цена!»

Цена была большая…но об этом дальше…
Быть вместе им пророчила судьба…
Но плата за безумство счастья
Порой бывает слишком велика…

IV
Волк и волчица так похожи были,
Две одиноких родственных души
Всю жизнь брели среди камней и пыли
И, наконец, судьбу свою нашли.

Они дыханием одним дышали
И мысли все делили на двоих.
Чего завистники им только не желали,
Но что влюбленным было до других…

Им море было по колено,
Да что там море… Целый океан!
Бескрайние просторы неба
Клал волк возлюбленной к ногам.

Им было больше ничего не надо,
Друг друга только ощущать тепло.
Всегда повсюду вместе, рядом,
Всем вопреки, всему назло.

На свете не было и никогда не будет
Столь преданно смотрящих волчьих глаз.
Поймет лишь тот, кто до безумства любит
И так же был любим хотя бы раз.

V
А дальше было все предельно просто,
Все точки жизнь расставила сама….
Но по порядку…Осень
Осталась в прошлом,
Взамен нее пришла зима…

Степь занесло и замело снегами,
Повсюду были заячьи следы.
И с солнца первыми холодными лучами
Ушла волчица в поисках еды.

В то утро волк проснулся не от ласки,
Не от дыхания возлюбленной своей.
Вскочил, услышав звонкий лай собаки,
И голос человека, – что еще страшней.

Охота началась. Завыла свора,
В погоню за волчицей устремясь,
На белоснежном чистом фоне
Смешались клочья шерсти, кровь и грязь.

Она дралась как одинокий воин,
Бесстрашно на куски рвала врагов.
Соперника подобного достоин
Не был никто из этой стаи псов.

Они волчицу взяли в тесный круг
И в спину подло свои клыки вонзали.
От волчьей смелости пытаясь побороть испуг,
Охотники добычу добивали.

А человек за сценой наблюдал,
Ему хотелось крови и веселья,
Он ради смеха жизни клал
Без малой доли сожаленья.

VI
Все лапы в кровь – матерый гнал по следу.
Душа кричала: «Только бы успеть...

4

1

...Мертвая Анархистка... ( Падший Ангел ) 7 апреля.

Да...7 апреля не забуду никогда,
Но в этот раз его забуду навсегда.

Показать полностью..
Пройдут года и мы
Вспомним о том, что
Произашло тогда...

Пусть, сделаем мы что-то
В честь нашей дружбы.
Ее начала,
Когда все изменилось насегда,
Об этом не забудем никогда...

Пройдут года и мы
Вспомним о том, что
Произашло тогда...

Когда это время испарится,
В наших глазах,
Весь мир растворится,
Тогда мы забудем
О том, что мы клялись...

Пройдут года и мы
Вспомним о том, что
Произашло тогда...

8

2

Просмотров: 96 | Добавил: foroveng | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Copyright MyCorp © 2019 | Создать бесплатный сайт с uCoz